Клиент-центрированный подход: стать лучшей версии себя
Клиент-центрированный подход утверждает, что каждый человек способен найти способ стать лучшей версией себя – при условии, если в этом процессе его будет сопровождать профессионал. Поговорим о клиент-центрированной психотерапии (КЦПТ) Карла Роджерса, а также о родственной ей понимающей психотерапии – методике, разработанной российским терапевтом Федором Ефимовичем Василюком.
О методе
Направления, существовавшие до появления клиент-центрированной психотерапии (КЦПТ), в большей степени ориентировались на терапевта как на эксперта, который задает вопросы, строит стратегию работы, контролирует ход терапии. История КЦПТ началась с важного открытия: терапевт может занять по отношению к клиенту недирективную позицию, то есть не пытаться давать ответы на вопросы или советы, а только подводить клиента к тому, чтобы тот нашел правильное решение самостоятельно. Таким образом, в КЦПТ центральной фигурой терапевтического процесса стал клиент.
История
В 1940 году американский психотерапевт Карл Роджерс представил научному сообществу собственные наработки недирективной системы психотерапии, которая разительно отличалась от господствовавшего тогда психоанализа (Однако сам Роджерс пишет, что его метод во многом основан на современном (для его времени) психоанализе, входившим в противоречие с классическим психоанализом — например он ссылается на Ранка и Хорни).
Карл Роджерс
В 1951 он изложил свои идеи в книге «Терапия, сфокусированная на клиенте», а позднее развил их в работе «Становление личности» (1961). Параллельно с термином «клиент-центированная терапия» Роджерс использовал понятие «личностно-центрированная терапия» (англ. person-centered therapy), которое подчеркивало, что главной ценностью для метода является личность, а не теоретическая система.

До конца жизни Роджерс продолжал углублять и развивать собственную систему.
Наряду с Виктором Франклом и Абрахамом Маслоу он стал одним из лидеров гуманистического движения в психологии*, которое предполагает особое внимание к переживанию человека, его внутреннему миру, миру его смыслов.
*В семью гуманистических подходов, помимо клиент-центрированной терапии, включают экзистенциальную терапию и гештальт.
Роджерс открыл, что для эффективной терапии психолог должен создать в отношениях с клиентом атмосферу, соответствующую определенным условиям:
Чувство эмпатии
Терапевт должен понимать клиента, его чувства, сопереживать ему, быть с ним в контакте.
Безоценочное принятие
Должны быть созданы такие условия, при которых все, что может сказать клиент, не подвергается оценке, а тем более отрицанию. В этом случае клиент чувствует свободу и безопасность для выражения себя.
Конгруэнтность
То есть соответствие чувств терапевта их внешнему проявлению. Не должно быть маски, искусственности, наигранности. Психолог раскрывается перед клиентом, создает атмосферу искренности.
Эти условия, которые обеспечивают успех так называемого терапевтического альянса, в конечном итоге были восприняты и другими направлениями психотерапии. Когда они соблюдены, отношения терапевта и клиента становятся достаточно доверительными для того, чтобы первый мог направлять работу второго. Снимается неуверенность, блоки, уходит оглядка на мнение психолога. Проявляется способность углубляться в себя, слушать интуицию, осмысливать проблемы и справляться с ними. Терапевту остается лишь поддерживать клиента в этом.
«Часто над клиент-центрированными терапевтами шутят: они как будто просто повторяют то, что говорит клиент. Дело, конечно, не только в повторении. Терапевт делает то, что помогает клиенту идти дальше в познании себя. Человек сам работает с собой, а терапевт, возвращая его к его собственным мыслям, способствует работе, которая совершается».
Дмитрий Дроздов, психолог, президент Ассоциации понимающей психотерапии
Концепции и понятия
«Углубляясь в опыт многих клиентов во время психотерапевтических отношений, которые мы пытаемся для них создать, я прихожу к выводу, что каждый клиент задает один и тот же вопрос. За проблемной ситуацией, на которую жалуется индивид, за проблемами с учебой, женой, начальником, за проблемой своего собственного неконтролируемого или странного поведения, пугающих чувств лежит то, что составляет основной поиск клиента. Мне кажется, в глубине души каждый человек спрашивает: "Кто я в действительности? Как я могу войти в контакт с моим настоящим "Я", лежащим в основе моего поверхностного поведения? Как я могу стать самим собой?"»
Из книги Карла Роджерса «Становление личности»
Вот некоторые из понятий, которые помогут яснее представить суть клиент-центрированной терапии:
Я-концепция: Я-реальное и Я-идеальное
То, какой человек воспринимает свою личность, и то, какой он хотел бы ее видеть. Разница между Я-реальным и Я-идеальным определяет то, как человек будет развиваться. Если разница между двумя Я-концепциями слишком велика, возникает дискомфорт, невроз и другие психологические проблемы.
Стремление к самоактуализации
Стремление проявлять и развивать лучшие качества и таланты, которое, согласно Роджерсу, заложено в каждом человеке. Процесс самоактуализации не может быть завершен полностью: даже у того, кто успешно актуализирует собственный потенциал, всегда есть пространство для роста.
Переживание, открытость к переживанию
Способность глубоко осознавать собственные чувства, эмоции и психологические процессы, отсутствие страха перед ними. Способность действовать в соответствии с собственными внутренними мотивациями — или умение ограничить свои действия при ясном осознании этих мотиваций.
Эмпирическая свобода
Чувство полной свободы и полной ответственности за собственную жизнь. Ощущение свободы выбора при принятии жизненных решений и ответственности за их результат. Достижение ощущения такой свободы — одна из целей терапии.
Хорошая жизнь
Еще одна цель терапии. Под хорошей жизнью Роджерс понимает жизненный путь и уклад, который свободный человек сознательно выбирает для себя согласно собственным ценностям и стремлениям.
«Человек свободный и здоровый находится в состоянии соответствия между переживанием, коммуникацией и осознанием. Сложности возникают, когда появляется несоответствие: например, между переживанием и коммуникацией. Я чувствую одно, а говорю другое. Или, например, несоответствие между коммуникацией и сознанием. Я что-то делаю, но что я делаю и зачем? Это увеличивает разрыв между реальным Я и идеальным Я. В этой ситуации я не могу усвоить опыт должным образом, улучшить его или повторить. Приведение в соответствие того, что человек чувствует, делает и осознает, является ключевым для успешной самоактуализации».
Мария Берлин, психолог
Отношения клиента
и терапевта, ход сеанса
Сеанс клиент-центрированной психотерапии проходит в формате разговора, в котором ведущая роль отведена клиенту. Психолог не вмешивается с советами, не дает рекомендаций. Задача в том, чтобы клиент мог наиболее полно выразить свои эмоции, продвинуться в понимании своей личности, осознании собственных желаний и стремлений.

Все действия терапевта направлены на то, чтобы клиент двигался к достижению собственных целей. Психолог эмпатически поддерживает диалог, отражает, что услышал, проверяет, правильно ли понял сказанное, поощряет выражение чувств. Помимо разговорной составляющей, он обращает внимание на телесный аспект: голос, позу, жесты.
«Если я вижу, что человек говорит одно, а телесно проявляет себя по-другому, я обязательно уточняю, что именно он испытывает. Я не просто слушаю человека, который ко мне пришел. Я доверяю не только словам, но и всей целостности, которую он являет собой.

Терапевт верит и знает, что природное стремление клиента – стремление жить, быть счастливым и развиваться. Наша защита, которая возникает в результате неудач, травм в детском и более позднем возрасте, мешает этому процессу. Человек начинает отказываться от каких-то частей, способностей, переживаний своей личности. Он теряет контакт со своим истинным Я. Задача в том, чтобы вернуть ему это Я в полной мере».
Мария Берлин, психолог
Понимающая терапия Ф. Е. Василюка
В 1986 году Карл Роджерс приезжает в Москву и проводит 4-дневную группу, посвященную своему методу, в ПИ РАО. Это было знаковое событие: в Советские Союз иностранные психологи мирового масштаба приезжали не чаще раза в десятилетие. Роджерс к тому времени был широко известной фигурой, чья работа оказала сильное влияние на культуру психотерапии в Европе и Америке.

Федор Ефимович Василюк, молодой талантливый психолог, к тому моменту уже сформулировавший принципы так называемой психологии переживания, попадает в эту группу. Он очень вдохновлен. В течение нескольких лет после семинара он формулирует свой собственный метод психотерапии, в котором объединяет, с одной стороны, недирективную практику Роджерса, а с другой — мощную исследовательскую базу знаменитых советских академических психологов: Леонтьева, Выготского, Гальперина, Лурии.
«Если смотреть с позиции КЦПТ, можно сказать, что понимающая терапия — одно из ее направлений. Если мы смотрим со своей стороны — для нас это самобытный российский метод психотерапии. Мы что-то взяли у Роджерса, но привнесли много своего.

Главное различие — в теории переживания, которую Василюк разработал еще до глубокого знакомства с методом Роджерса. Эта теория детально описывает, что происходит в процессе терапии, на что должен ориентироваться психолог при недирективной работе. Как мы понимаем, что с клиентом в этой недирективности происходит? Как мы можем этому способствовать? У понимающей терапии есть свое представление об этом, оно исходит из теории деятельности*, которая является второй опорой разработки».
Дмитрий Дроздов, психолог, президент Ассоциации понимающей психотерапии
*Теория деятельности — теоретическая и методологическая разработка советских психологов Леонтьева и Рубинштейна, согласно которой психические процессы и сознание человека определяются его деятельностью.
Ключевую роль в системе понимающей терапии играет понятие переживания. Переживание по Василюку — работа, которую производит клиент и которую должен поддержать психотерапевт. Даже в повседневном общении человек, столкнувшийся с кризисом, часто слышит: это нужно пережить. Если вслушаться в эти слова, они предлагают не просто переждать до тех пор, пока будет легче, а совершить особую внутреннюю деятельность, переосмыслить, прочувствовать, продумать, принять решения, совершить действия. После всех этих действий человек выходит прожившим и преодолевшим свой кризис. Для понимающей психотерапии любая психологическая проблема — это встреча с такими кризисами, маленькими или большими.
Фокусирование
Юджина Джендлина
Фокусирование – широко распространенный метод, созданный на основе клиент-центрированного подхода – в 1970-е годы разработал близкий соратник Роджерса Юджин Джендлин. Суть фокусирования заключается в концентрации на физическом аспекте переживания: в спокойном темпе исследуются реакции и ощущения в теле клиента. "Осязаемые чувства" наблюдаются в ответ на мысли и запросы. Отслеживая их, человек трансформирует свое отношение к проблеме, обретает связь с собственным телом. Близкая к медитативной, природа фокусирования помогает снять психологическое и физическое напряжение, натренировать навык осознанности, облегчает состояния тревоги и подавленности.
Сегодня фокусирование используется и как одна из техник клиент-центрированной терапии для работы с отдельными состояниями, и в качестве основного метода психотерапии в долгосрочных курсах.
Состояния и запросы, с которыми работает КЦП
Поиск смыслов
Обретение целостности
Проблемы с самоопределением
Переходные и критические ситуации в жизни и отношениях
Сильные эмоции: гнев, агрессия, вина, обида
Травматический опыт в прошлом
Депрессивные состояния, тревога, апатия
(при необходимости —
с медицинским сопровождением)
«Очень многие, я бы даже сказала, большинство людей приходят в жизни к моменту, когда им приходится искать новые ответы на вопросы "кто я?" и "что я здесь делаю?". Это очень важные этап, в некотором смысле необходимый, но он очень тяжелый и требует поддержки. Если брать менее глобальные вехи, это часто бывает тоже связано с переходными этапами. Например, человек переходит в новую должность. С одной стороны, возникают опасения насчет того, справится ли он, с другой — желание реализовать все то, что в нем заложено, но до этого было невостребовано. Может быть, это будет связано со способностью создавать новые отношения: на работе ли, в личной ли жизни, отношения, которые будут соответствовать его потребностям».
Мария Берлин, психолог
«На практике мы видим, что понимающая терапия более эффективна, когда речь идет о смысловой и экзистенциальной проблематике, чем о конкретных симптомах. Например, в методе тяжелее работать, когда речь идет о конкретной фобии, о конкретном эпизоде депрессии, ОКР или зависимости. Есть четкий симптом, проблема с явными границами, клиент настроен на работу именно с ней. Существуют многие другие методы, важная характеристика которых — симптомоориентированность. Понимающая терапия относится к группе процессуально-ориентированных подходов. Она работает с целостной структурой личности клиента, расширяет круг понимания, помогает обрести смыслы. Изменения происходят, но более опосредованно, чем там, где работа с симптомами идет напрямую.

По опыту могу сказать, что понимающая терапия работает лучше с проблемами смысла, потери связи со своими стремлениями и целями. Работа с отношениями, невозможность справляться с эмоциями тоже близки понимающей терапии. Мы стараемся расширить круг смыслов человека за пределы его симптома».
Дмитрий Дроздов, психолог, президент Ассоциации понимающей психотерапии
Результаты терапии
«Я думаю, вам станет понятно, почему такие выражения, как "счастливый", "довольный", "блаженство", "доставляющий удовольствие", не кажутся мне полностью подходящими для описания процесса, который я назвал "хорошей жизнью", хотя человек в процессе хорошей жизни в определенное время и испытывает подобные чувства. Более подходящими являются такие прилагательные, как "обогащающий", "захватывающий", "вознаграждающий", "бросающий вызов", "значимый". Я убежден, что процесс хорошей жизни не для малодушных. Он связан с расширением и ростом своих возможностей. Чтобы полностью опуститься в поток жизни, требуется мужество. Но более всего в человеке захватывает то, что, будучи свободным, он выбирает в качестве хорошей жизни именно процесс становления».
Из книги Карла Роджерса «Становление личности»
«Человеку становится проще выражать себя. Часто уже пожившие клиенты говорят, что никогда в жизни столько не говорили о себе. Это очень важно. Мы живем во время, когда сложно уделять достаточно времени контакту с собой и близкими людьми, своими ценностями. Иногда кабинет психотерапевта — начало воссоздания такой связи. В процессе развития контакта возникает узнавание, инсайты, понимание собственных желаний. Человек замечает то, чего не замечал раньше. В этом процессе он становится все более целостен и независим.

Потребность в любви и принятии от значимых людей перестает управлять поведением. Это не значит, что человек больше не хочет быть любимым. Но теперь он оценивает свои слова, поступки, поведение, желания исходя из своего внутреннего локуса. Я отношусь к себе, как я. Не пытаюсь примерить на себя чужие надежды, которые возлагают другие люди, общество в целом. Делаю собственный выбор. Безусловно, я могу быть в диалоге с другим, обсуждать, приходить к решениям, к компромиссам. Контакт с собой, своими потребностями, самочувствием позволяет создавать более здоровые, равноправные отношения с другими. Я понимаю, чем готов поделиться без ущерба себе».
Мария Берлин, психолог
«Человек ощущает себя гораздо более субъектным. Он чувствует силы справляться самостоятельно со своими проблемами. Понимающая терапия отдает клиенту авторство своей жизни, веру в то, что он сам может многое. Психолог готов поддерживать его на этом индивидуальном пути. Люди в терапии часто чувствуют себя окрыленными, вдохновленными. В самом деле, у них очень многое получается.

В этом смысле клиент, ожидающий встретить терапевта-эксперта, который расскажет, как правильно, научит всему, может разочароваться. Клиент, который хотел бы, чтобы его приняли, помогли вырасти и почувствовать себя автором своего пути, имеет уверенность: я справляюсь, я иду своей дорогой. Когда я пришел в терапию, я не понимал, чего хочу, как справляться с проблемами. По прошествии времени я понимаю — и в глобальном смысле, и в текущей ситуации я чувствую и знаю, что и как могу делать. Это — авторство, субъектность, внутренняя сила, которую дает терапия».
Дмитрий Дроздов, психолог, президент Ассоциации понимающей психотерапии
Случаи из практики
«Ко мне обратился мужчина с жалобами на неконтролируемые приступы гнева и импульсивное поведение. Он не мог строить карьеру: отношения на работе быстро ухудшались, приходилось увольняться. Личная жизнь тоже не складывалась. Он жил с матерью, дома не задерживались ни мебель, ни техника. В порыве гнева он разбивал все, что видел. На фоне состояния и сопутствующих проблем у него развилась депрессия.

Если говорить о диагностике — это человек с пограничным уровнем организации личности. Попросту говоря, сложный случай. Медикаментозную поддержку он не получал, так как имел предубеждение против психиатрии. Психиатр точно бы ее назначил. Изменения в таких ситуациях происходят очень постепенно, но они происходят. Мы с клиентом медленно, последовательно работали в рамках понимающей терапии больше трех лет. Сразу получилось наладить контакт. Мы обсуждали то, что происходит, я старался поддерживать его субъектно-авторскую позицию в отношении жизни, воодушевлял на то, чтобы он принимал решения, выполнял упражнения, вырабатывал аскетику и самоконтроль. Я служил спутником, практически ничего не привнося. За три года его жизнь очень изменилась, я вижу в этом большую заслугу терапии. Когда мы завершали работу, вспышки еще были, но он уже не кричал на людей, не бил стулья и технику, вполне контролировал свое поведение. За время терапии он познакомился с женщиной, недавно у него была свадьба. В отношениях были сложности, но мы довольно много работали над коммуникацией. Он научился выражать свои чувства, обсуждать их, что помогало предотвращать приступы агрессии. С матерью общение тоже наладилось. По ходу терапии он завел свой маленький бизнес, сейчас занимается им.

Иногда клиент пишет и даже приходит на отдельные сеансы, но это уже пост-терапевтическая стадия. Я очень уважаю его за то, каких результатов у него получилось достичь».
Дмитрий Дроздов, психолог, президент Ассоциации понимающей психотерапии
«Бизнесмен среднего возраста пришел ко мне с жалобами на сниженный тонус, плохое настроение, бессонницу, апатию. Бизнес и семейные отношения будто перестали приносить удовольствие.

Мы стали работать в рамках клиент-центрированного подхода, терапия продолжалась больше двух лет. В ходе сессий я помогала клиенту искать и формулировать новые жизненные ценности, переосмысливать старые.

Постепенно он пришел к выводу, что его жизнь подчинена четкому и ограниченному ряду правил, жесткой рутине, которая перестала вдохновлять и не давала реализоваться его творческому началу. Мы выяснили, что в юности у него были музыкальные таланты, которые он не стал развивать, сделав выбор в пользу более практичной сферы деятельности. Долгие годы только функциональная часть его личности получала поощрение и поддержку, тогда как тонкая, чувствительная – игнорировалась.

Энергия и радость от самореализации вернулись тогда, когда он открыл новое направление бизнеса, которое больше отвечало его глубинным ценностям: помогать людям реализовывать их таланты и мечты. Он стал человеком, который способствует росту и развитию других, и это очень его воодушевило. В тот момент, когда он стал лучше слышать и понимать себя, улучшились и его семейные отношения. Возможность принять ценность своих глубинных переживаний, отношений с миром позволила ему лучше понять и своих близких с их неоднозначными чувствами, найти больше точек соприкосновения с ними.

Можно сказать, что клиент заново научился ценить время и эмоции, которые он проживает. Он увидел ресурсность чувств, которые раньше пугали его, начал по-новому выстраивать отношения с окружающим миром. Человек перестал выполнять социальную функцию и начал жить».
Мария Берлин, психолог
Что почитать?
«Становление личности. Взгляд на психотерапию». Карл Роджерс
В книге Роджерс описывает собственный многолетний опыт психотерапевтической работы с людьми, которые стремятся обрести психическое здоровье, внутреннюю целостность, реализовать свой жизненный потенциал. Эту работу можно назвать библией клиент-центрированного подхода терапии.
«Фокусирование: новый психотерапевтический метод работы
с переживанием». Юджин Джендлин
Фундаментальный труд Джендлина посвящен его главной разработке – методике фокусирования, которая позволяет справляться с сильными эмоциями с помощью концентрации на ощущениях в теле. Книга подойдет тем, кто интересуется телесными терапевтическими практиками и хочет познакомиться с техникой. Практиковать фокусирование мы рекомендуем под чутким наблюдением квалифицированных психологов Alter.